Линия есть, а корреляции нет. Почему нельзя использовать логику при прогнозе цен на нефть.

Книга Fisher Investment on Energy и разбор одного графика

Представьте себе ситуацию. На дворе конец 80х годов. Одна из самых могущественных держав пытается переизобрести себя в перестройке. При этом самая главная отрасль экономики — нефтяная, катится под откос. Нефть внутри страны продается за бесценок и не позволяет отрасли финансировать себя. Ресурсная база истощается, добыча снизилась больше чем на 20%. Новых открытий нет. Современного оборудования для добычи и бурения тоже нет.

Это СССР в свои последние дни. Ситуация ни для кого не является секретной. Все всё понимают. И вот вопрос. Если СССР распадается — какой бы вы тогда дали прогноз для мирового рынка нефти? Безудержный рост цен из-за окончательного коллапса одного из крупнейших игроков, который добывал больше, чем Саудовская Аравия?

Именно такой прогноз давали аналитики рынка того периода. Альтернативных сценариев не было. Все готовились к высоким ценам, замедлению мировой экономики. Каким бы желанным ни был крах Советского Союза для Запада, в нем были и свои минусы.

Но этого не произошло. Точнее — Союз распался. Но кризиса не случилось. События стали развиваться по другому сценарию. Молодые государства дали свободу частным компаниям. Те, в свою очередь, в борьбе за выживание не только не уронили добычу, а стали ударными темпами ее наращивать. Кризиса не случилось. Аналитики ошиблись. Жизнь сложнее любых прогнозов.

Проблемы прогнозирования

Рынок энергоресурсов сложно назвать послушным. Таких ошибок, как с прогнозом последствий развала СССР можно перечислить много. Бум техасской нефти в 1930х, эмбарго 1970х, пик нефти в 2000х, обвал цены в 2014-м году и это только самые известные примеры.

Зная историю, я воспринимаю всех спекулянтов на нефтяных ценах как лудоманов, которых просто еще не настигла своя судьба. Люди с больным воображением, которые думают, что из новостей и графиков с начертанных на них линиями, можно извлекать прибыль. Я убежден, что любые попытки строить какие-то краткосрочные или долгосрочные прогнозы обречены.

Недавно мне в руки попалась книга Fisher Investments on Energy. Написал ее — миллиардер, инвестор, автор 11 бестселлеров Кен Фишер. Сама эта характеристика у меня вызывает резкую аллергию и приступ душащего скептицизма. Но я принял антигистаминное и начал листать.

Основная задача книги — дать обзор отрасли и сориентировать инвесторов на какие факторы опираться при оценке бумаг. Буквально на первых страницах цепляюсь за график. А я люблю графики.

Зависимость спроса на нефть от изменения ВВП из книги Fisher Invetments on Energy

Из него, вроде как следует, что экономика тесно связана с энергетикой. И зная прогноз GDP (внутренний валовый продукт) можно с достаточной уверенностью прогнозировать спрос на нефть, а значит противопоставлять ее с добычей и делать выводы о цене, что в свою очередь даст нам возможность прогнозировать результаты нефтегазовых компаний.

Первая проблема — линия есть, корреляции нет

Помимо очевидных проблем такой логики, о которых я напишу чуть позже, сначала просто попробуем ее проверить. Как всегда, при помощи датасайенса и такой-то матери. Данные брал у IMF, World Bank и общедоступные котировки цен на нефть WTI.

Сначала повторим график ВВП против спроса на нефть.

Зависимость спроса на нефть от ВВП по данным IMF и World Bank

У меня чуть больше данных, потому что книга из 2007 года. Но в целом картина похожа. Невооруженным взглядом видим, что разброс значений довольно существенный. Например, при 3.5% роста ВВП можем увидеть как отрицательные значения роста спроса, так и сильно положительные в районе 3%. В 2007 году картина была куда красивее.

Теперь сравним рост спроса с ростом добычи.

Зависимость между добычей нефти и спросом на нефть

Здесь облако значений примерно такое же. Практика показывает, что на самом деле компаниям сложно реагировать дополнительной добычей на дополнительный спрос год-в-год. Поэтому скорее всего здесь есть некий эффект от OPEC, а также вера компаний всего мира в светлое будущее и постоянные опережающие инвестиции в увеличение добычи.

Дальше в нашей цепочке было предположение, что если добыча не успевает за спросом, то это рождает дефицит и он в свою очередь ведет к росту цен на нефть. Проверим это предположение.

Зависимость дефицита нефти к изменению цены на нефть

Несмотря на прочерченную линию регрессии — все это выглядит как набор случайных значений. При увеличении дефицита — цена на нефть снижается.

Цепочка ВВП-спрос-добыча-дефицит-цена выглядит логичной, но беглый анализ данных показывает, что связь не то, что не прямая — она в ломается в самом ключевом моменте.

Проиллюстрируем это матрицей корреляций Пирсона.

Матрица корреляции между ВВП, спросом на нефть, добычей нефти, дефицитом нефти и ценой на нефть

Корреляция между изменением ВВП и изменением спроса 0.67 — самая высокая из выборки. Спрос коррелирует с добычей на 0.62. Разница между спросом и добычей на -0.29.

Если мы хотим использовать эту цепочку для прогнозирования результатов нефтегазового сектора — нужно помнить, что цена, а значит и выручка компаний — ведет себя так, как ей больше нравится. Сложно найти тот набор фундаментальных показателей, который с достаточной уверенностью будет вам подсказывать что будет дальше происходить с ценой. Помним — цена не имеет значения.

Вторая проблема — нет данных в нужное время

Главная проблема, о которой в таких книгах умалчивается, что данных, которые показывают замечательную корреляцию с нужным вам параметром, как правило нет в нужный момент.

Представьте себе, что вы находитесь в начале года и пытаетесь использовать данные прошлого года. Если за окном январь, то к концу месяца, в случае с ВВП у вас будут только предварительные данные и то только по тем странам, где хорошо настроена работа соответствующих служб.

Например США в конце первого месяца выпускают advance версию значений ВВП, в конце второго месяца preliminary и в конце третьего месяца уже final. То есть спустя квартал от отчетного. Проблемы бы не было, если бы предварительные данные, как правило, подтверждались. Но это не так. Разница между preliminary и final может доходить до 0.2% (в абсолютном выражении) и нет четкого паттерна.

К моменту, когда у вас будут данные — они уже станут неактуальными. Жизнь движется быстрее, чем бюро статистики.

Выходит, что не выходит?

На аналитиков самых разных мастей мой организм реагирует примерно так же, как он реагирует на утренний кофе. Любой здравый анализ, основанный на логике — нельзя применять к глобальному нефтегазовому рынку. Он волатилен, сам себе на уме и в целом клал на ваши чувства и ваши выводы.

Но кое-что в этой книге все же дает повод для размышлений. Цена — это короткий миг в жизни отрасли. Она постоянно меняется и не имеет решающего значения. Гораздо важнее, что было до этого мига. Почему цена стала такой, какой она стала.